Ольга Здравомыслова: «Философия была для него призванием и профессией»

Вадим не раз говорил, что он не может представить себя человеком иной профессии — не философом. Философия была для него призванием и профессией, способом жить и особой манерой понимать, объяснять, предвидеть. Он не был кабинетным ученым или традиционным университетским преподавателем. Его любимые жанры — диалог, публичная дискуссия, спор с оппонентом, философский разговор с друзьями.

Читать далее

Андрей Майданский. Диалогический марксизм Вадима Межуева

Андрей Майданский

Вадим Межуев хорошо понимал несовместимость мегамашин отчуждения – рынка и государства – с расширенным производством «культуры». В этом отношении его «культурный» социализм умнее и грамотнее «марсианского» социализма Богданова.

Читать далее

Елена Немировская: «Для Вадима главным был вопрос о том, как может появиться активный и думающий гражданин»

Елена Немировская

Вадим утверждал, что гражданином человек не рождается. Он считал, что гражданин — воспитывается, и что воспитывает гражданина — философ. Поскольку именно философ говорит и мыслит об ответственности и свободе, о том, как человеку свершиться, стать взрослым, научиться жить, по словам Канта, собственным умом.

Читать далее

Елена Петровская: «Вадим Михайлович, безусловно, был космополитом, если понимать под этим его свободный дух. С таким явлением сталкиваешься очень редко»

Елена Владимировна Петровская

Статья опубликована в специальном выпуске журнала «Полилог», посвященном памяти Вадима Михайловича Межуева. За отправную точку берутся рассуждения Вадима Михайловича Межуева о космополитизме, основанные на представлении об индивидуальной свободе и ее центральном месте в развитии западной цивилизации и преодолении вызываемых ею рисков.

Читать далее

Владлен Логинов: «Атмосфера общественного подъема возбуждала и увлекала Вадима. В полемическом задоре он, может быть, был не всегда прав, но никогда не был скучен и неинтересен»

Владлен Логинов

С Вадимом Межуевым познакомились мы в середине прошлого столетия, когда в 1956 году после окончания философского факультета МГУ он пришел на работу в библиотеку Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (ИМЛ). О предшествующих годах своей жизни – о репрессированных родственниках, о барачном жилье, учебе в ПТУ Вадим рассказывал лишь десятки лет спустя.

Читать далее

Философия культуры и науки о культуре: различие в подходах

// Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2019. № 3 (89). С. 72-88.

В статье анализируется формирование философии культуры как самосознания человека в качестве свободного субъекта. Особую роль автор отводит И. Канту, сопоставляя его понимание природы человека с представлениями о «естественном человеке » у Ж.-Ж. Руссо. Именно Кант исходит из предназначения человечества как не только физического, но и нравственного рода, цель которого не личное счастье, а самосовершенствование в пространстве культуры в свете моральной идеи. В статье показаны особенности логико-методологического обоснования научного знания об индивидуальном культурном факте у неокантианца Г. Риккерта. В свою очередь, неокантианец Э. Кассирер доказывал, что культура имеет не субстанциальную (физическую или психическую), а функциональную природу в связи со способностью человека творить символическую действительность. В статье выявляется различие между понятием культуры в культурологии ХХ века и рефлексивной идеей культуры в философии.

Читать далее

Если в стране задавлена оппозиция, политическое лидерство невозможно

Featured Video Play Icon

Выступление на круглом столе «Политическое лидерство и современный мир», Горбачев-Фонд, 4 октября 2018 года

Политические лидеры появляются в обществе только при наличии в нем нормальной, легальной оппозиции. Политический лидер — это человек, который может завоевать власть через свободную конкуренцию на выборах. И если в стране нет оппозиции, то в ней вряд ли возможен приход к власти политического лидера. Да, тогда возможен феномен Горбачева — случай, который я считаю историческим чудом в нашей стране. Случай, когда в самой власти оказался человек, внутренне свободный, мыслящий в чем-то оппозиционно по отношению к официальной идеологии.

Читать далее

История как философская идея

Featured Video Play Icon

Доклад В.М. Межуева на семинаре Института философии РАН «Современные проблемы философии истории», 15 февраля 2018 г.

Первое, о чем следует сказать в связи с пониманием истории – это то, что Мишель Фуко назвал «порядком времени», сменившим собой «порядок тождеств и различий». С его внедрения в теоретический дискурс XIX в. начинается «век Истории». «Для мысли ХVIII века временные последовательности были лишь внешним признаком, лишь нечетким проявлением порядка вещей. Начиная с XIX века, они выражают – с большей или меньшей прямотой, вплоть до разрывов, – собственный глубоко исторический способ бытия вещей и людей». Время в качестве «способа бытия вещей и людей» – исходный пункт в понимании природы исторического.

Читать далее

Русская революция и демократия

// Революция, эволюция и диалог культур. Доклады к 100-летию русской революции на Всемирном дне философии в Институте философии РАН 14 и 16 ноября 2017 г. / Отв. ред. А.В. Черняев. М.: Гнозис, 2018. С. 17-30.

Многие революции, начинающиеся с требований демократических свобод в конечно итоге приходят к террору. В данной статье эта модель рассматривается и объясняется на примере российской революции 1917 года. На ее основе и на основе представлений о свободе и демократии, ставших основой для революционного движения мы можем понять предпосылки формирования советского строя и переход к автократии Сталина.

Читать далее

Идея мировой истории в учении Карла Маркса

// Философия и идеология: от Маркса до постмодерна / Отв. ред. А.А. Гусейнов, А.В. Рубцов, сост. А.В. Рубцов. М.: Прогресс-Традиция, 2018. С. 275-300.

В обширной критической литературе о Марксе обвинение его в утопизме, пожалуй, наиболее распространенное. Вопреки тому, что Маркс сам думал о себе, претендуя на создание научной теории истории, названной им ее материалистическим пониманием, в нем часто видят не ученого, а идеолога и даже утописта, предпочитающего знанию о том, что было и есть, пророчество о том, чего никогда не будет. Но может ли история быть не просто более или менее занимательным рассказом о прошлом человечества или утопической грезой о его будущем, но наукой, претендующей, как и любая другая наука, на объективную истинность своих выводов и суждений?

Читать далее

Диалог цивилизаций или цивилизация диалога?

// Полилог/Polylogos. 2018. T. 2. № 1.

В статье исследуется соотношение различных аспектов понятия «цивилизация» в современной исторической науке. Анализируется концепция «множественности цивилизаций» в сравнении с идеей о единстве цивилизационного развития человечества; автором вводится понятие «диалога» как принципиально значимого для философской дискуссии о цивилизации, противопоставленной варварству. В статье раскрывается тезис, согласно которому диалог возможен лишь в мире, в котором цивилизации не делятся на передовые и отсталые, ведущие и ведомые, центральные и периферийные.

Читать далее